Параноидное расстройство личности

Парано́идное расстро́йство ли́чности; паранои́ческое расстро́йство ли́чности (от др.-греч. παράνοια — безумие) (устаревшие названия — расстро́йство ли́чности парано́идного типарасстро́йство ли́чности паранойя́льного типа,парано́идная психопати́я) — расстройство личности, характеризующееся чрезмерной чувствительностью к фрустрации, подозрительностью, злопамятностью, постоянным недовольством окружающими и тенденцией относить всё на свой счёт. Включено в МКБ-10 и DSM-5.

Описание

«Параноидным» подходом к жизни характеризуются три различных расстройства. ДиагнозыDSM-III-R шизофрении параноидного типа (ранее — параноидная шизофрения) и бредового(параноидного) расстройства (прежде — параноидное расстройство) характеризуютсяпостоянными параноидными идеями, в то время как параноидное расстройство личности (ПРЛ)отличается необоснованной тенденцией воспринимать действия других как намеренноугрожающие или унижающие, но при этом оно свободно от устойчивой психотическойсимптоматики (АРА, 1987). Шизофрения, параноидный тип и бредовое расстройство вызывалибольшой теоретический интерес и являлись объектом многих эмпирических исследований; однаконет никакого четкого согласия относительно соотношения между ПРЛ и этими двумя психозами,которые характеризуются паранойей (Turkat, 1985). Так, неясно, можно ли результатыисследований, проведенных на психотической выборке, применить к ПРЛ. Так как ПРЛ донедавнего времени не привлекало к себе особого внимания, клиницистам недостает опыта, накоторый можно опереться при работе с клиентами, имеющими параноидную, но не психотическуюсимптоматику.

За последние годы поведенческие и когнитивно-поведенческие исследования былисосредоточены на лечении людей с диагнозом расстройства личности (Fleming & Pretzer, в печати;Pretzer & Fleming, 1989). Теперь существует несколько когнитивно-поведенческих точек зрения наПРЛ; они могут обеспечить клинициста основой для понимания этого расстройства и эффективныхвмешательств.

Диагностика

МКБ-10

Согласно МКБ-10 данное психическое расстройство диагностируется при наличии общих диагностических критериев расстройства личности, и плюс к ним трёх и более из нижеследующих признаков:

  • а) чрезмерная чувствительность к неудачам и отказам;
  • б) тенденция постоянно быть недовольным кем-то, то есть отказываться прощать оскорбления, причинение ущерба и высокомерное отношение;
  • в) подозрительность и общая тенденция к искажению фактов путём неверного истолкования нейтральных или дружеских действий других людей как враждебных или презрительных;
  • г) воинственно-щепетильное, не адекватное фактической ситуации отношение к вопросам, связанным с правами личности;
  • д) возобновляющиеся неоправданные подозрения в сексуальной неверности супруга или сексуального партнера;
  • е) тенденция к переживанию своей повышенной значимости, проявляющейся в постоянном отнесении происходящего на свой счет;
  • ж) охваченность несущественными «законспирированными» толкованиями событий, происходящих с данной личностью или в мире вообще.

Включаются:

  • фанатичное расстройство;
  • фанатичная личность;
  • экспансивно-параноидное расстройство;
  • экспансивно-параноидная личность;
  • сенситивно-параноидное расстройство;
  • сенситивно-параноидная личность;
  • параноидная личность;
  • параноидное расстройство личности;
  • параноическая личность;
  • обидчиво-параноидная личность;
  • кверулянтное расстройство личности.

Исключаются:

DSM-IV и DSM-5

Согласно диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам четвёртого издания (DSM-IV) параноидное расстройство личности относится к кластеру A (необычные или эксцентричные расстройства). Человек с таким расстройством характеризуется глобальным недоверием и подозрительностью по отношению к окружающим, которые приводят к интерпретации мотивов людей как злонамеренных. Ниже перечисленные проявления такой личности начинают обнаруживаться в раннем взрослом возрасте, в самых различных ситуациях. Для постановки диагноза необходимо, кроме общих критериев расстройства личности, четыре или более из них.

  1. Подозрения, без достаточных оснований, что окружающие эксплуатируют, причиняют вред или обманывают его (её).
  2. Поглощённость необоснованными сомнениями в лояльностии надёжности друзей или компаньонов.
  3. Нежелание открываться окружающим из-за неоправданного страха, что это будет использовано против него (неё).
  4. Обнаружение скрытых унижающих или угрожающих значений в благоприятных словах или событиях.
  5. Постоянная неприязнь к окружающим, в том числе отказ прощать обиды, неуважение или нанесённый вред.
  6. Распознавание незаметных окружающим атак на его (её) репутацию, с быстро возникающими ответными атаками или гневом.
  7. Повторяющиеся, не обоснованные подозрения в неверности супруга или сексуального партнёра.

Для постановки диагноза эти проявления должны регистрироваться не только в течение шизофрении, расстройства настроения с психотическими симптомами, другого психотического расстройства или вообще прямым следствием каких-то других болезней или общего физического состояния.

В последнем издании DSM-5 сохранены те же критерии, что и в DSM-IV.

Этиология и патогенез

Интерпретация

В психоанализе параноидное расстройство личности понимается как состояние человека с параноидным типом личности, находящимся на пограничном уровне развития организации личности. Психоаналитики полагают, что человек с таким типом личности может находиться также на невротическом (что соответствует акцентуациям в отечественной психологии) и психотическом уровне, но характерные для данного типа личностные особенности при этом будут сохраняться.

Считается что в основе параноидной организации личности лежит опора на защитные механизмы «отрицания» и «проекции». Такой человек имеет повышенную склонность отрицать какие-то неприемлемые части себя и проецировать их на окружающих. Например, подозрения параноика, что окружающие замыслили против него что-то недоброе, являются результатом отрицания и проекции его собственных агрессивных мыслей. Это, впрочем, не исключает того, что он может оказаться прав в своих подозрениях — более того, благодаря своим отталкивающим личностным качествам, многие параноики буквально нарываются на конфликты и дурное обращение путём «проективной идентификации». Существуют чрезвычайно проницательные люди, тем не менее являющиеся параноидными. В паре с отрицанием параноиком может использоваться также «реактивное формирование», для ещё большего отдаления от собственных аффектов.

У параноидных личностей замечаются сильные аффекты враждебного ряда (гнев, злость, желание отомстить, зависть), стыда, вины и страха, причём все они обычно отрицаются и проецируются на окружающих, и поэтому недоступны осознанию для самих параноиков без специальной работы.

История

В целом паранойя являлась объектом пристального внимания представителей психодинамического подхода от Фрейда до наших дней. Типичный взгляд на это расстройство представлен Шапиро (Shapiro, 1965, р. 54-107). После подробного обсуждения параноидного когнитивного стиля он доказывает, что данное расстройство — результат «проекции» неприемлемых чувств и побуждений на других людей. Теоретически приписывание недопустимых побуждений другим уменьшает или устраняет вину за эти побуждения и, таким образом, служит защитой от внутреннего конфликта. Точка зрения психоанализа, в сущности, состоит в том, что человек неправильно видит в других то, что фактически истинно для него, и в результате испытывает меньше страданий, чем при более реалистичном взгляде на себя и других.

Когнитивно-поведенческая модель паранойи, подобная этому традиционному представлению, была представлена Колби и его коллегами (Colby, 1981; Colby, Faught, & Parkinson, 1979). Эти исследователи разработали метод компьютерного моделирования ответов параноидного клиента в психиатрическом интервью, которое настолько реалистично, что опытные интервьюеры неспособны обнаружить разницу между ответами компьютера и параноидного клиента, если интервью достаточно ограниченно (Kochen, 1981). Модель Колби основана на допущении, что паранойя фактически является набором стратегий, направленных на минимизацию или предупреждение позора и унижения. Предполагается, что параноидный человек твердо уверен в том, что он неадекватен, несовершенен и имеет недостатки. Это, как полагают, приводит к переживанию невыносимого позора и унижения в ситуациях, когда человек является объектом насмешки, ложно обвиняемым или страдает физическим недостатком.

Колби выдвигает гипотезу, что, когда имеется «оскорбительная» ситуация, человек может избегать принимать на себя вину и проистекающие из нее чувства позора и унижения, обвиняя в произошедшем кого-то еще и утверждая, что с ним обращались несправедливо. Гнев и/или тревога, которые следуют из объяснения проблем преследованием со стороны недоброжелателей, как предполагается, более приемлемы, чем позор и унижение, возникающие в случае, если человек должен нести ответственность за происходящее. Колби (Colby, 1981) также отмечает, что атрибуции параноидного человека оказывают большое влияние на межличностные взаимодействия. Если параноидная личность принимает меры против людей, которым она приписывает недобрые намерения, они могут принять ответные меры, включающие действия, которые потенциально оскорбительны. Таким образом, в действительности параноидное поведение может косвенно усиливать позор и унижение, которые оно должно было уменьшить. Хотя модель Колби весьма интересна, необходимо отметить, что его компьютерной программой моделируется пациент, страдающий бредом и, таким образом, не соответствующий диагнозу ПРЛ.

Собственно ПРЛ явилось объектом внимания многих авторов. Камерон (Cameron, 1963,1974) рассматривает это расстройство как проистекающее из недостатка доверия, которое следует из плохого обращения родителей и недостатка родительской любви. Ребенок начинает ожидать садистского обращения со стороны других, быть вигильным к признакам опасности и действовать быстро, чтобы защитить себя. Настороженность человека приводит к тому, что он обнаруживает едва различимые признаки негативных реакций других людей, затем интенсивно реагирует на них и в то же время слабо осознает влияние на других собственных враждебных установок.

Миллон (Millon, 1981) доказывает, что ПРЛ почти всегда сочетается с другими расстройствами личности, и отдельно обсуждает каждый из пяти главных подтипов. «Параноидно-нарциссический» подтип рассматривается как развивающийся в результате сильного убеждения в собственной значимости вместе с недостатком социальных навыков. Миллон выдвигает гипотезу, что когда эти люди сталкиваются с окружающей средой, которая не разделяет убеждения в их значимости, они скорее предадутся фантазиям на тему собственного всемогущества, чем признают свои недостатки. «Параноидно-антисоциальная» личность рассматривается как развивающаяся в результате преследований и вражды со стороны родителей, что привело к созданию представления о суровом мире и к бунтарскому, враждебному поведению, провоцирующему отвержение со стороны других. «Параноидно-компульсивные» люди рассматриваются как научившиеся стремиться полностью подчиняться жестким родительским правилам и в результате сохранять чрезмерный контроль, проявлять перфекционизм, держаться обособленно и быть самокритичными. Паранойя возникает, когда враждебность, свойственная их резкой самокритике, приписывается другим. Миллон выдвигает гипотезу, что конституционные факторы вносят вклад в развитие «параноидно-пассивно-агрессивной» личности при условии, что реакции младенца на родителей вызывают противоречивые родительские реакции. Впоследствии они приводят к тому, что из ребенка вырастает раздражительный, негативно настроенный и неспособный поддерживать устойчивые отношения человек. Это приводит к социальной изоляции и развитию бреда ревности. Наконец, «декомпенсированная параноидная» личность рассматривается как личность, предрасположенная к развитию психотических эпизодов в ответ на стресс и, возможно, являющаяся связующим звеном между ПРЛ и психозами. Общей теоретической модели ПРЛ Миллон (Millon, 1981) не дает и не обсуждает возможные вмешательства.

Туркат (Turkat, 1985, 1986, 1987; Turkat & Maisto, 1985) недавно представил когнитивно- поведенческую модель развития и поддержания ПРЛ, которая основана на детальном изучении клинических случаев. По мнению Турката, ранние взаимодействия с родителями учат ребенка: «Ты должен опасаться ошибок» и «Ты отличаешься от других». Предполагается, что эти два убеждения приводят к формированию человека, весьма обеспокоенного оценками других, но также вынужденного соответствовать родительским ожиданиям, которые препятствуют принятию его сверстниками. Это в конце концов приводит к тому, что такой человек подвергается остракизму и унижениям со стороны сверстников, но не имеет межличностных навыков, необходимых, чтобы преодолеть остракизм. Следовательно, человек проводит много времени в размышлениях о своем одиночестве и плохом обращении со стороны сверстников и в конечном счете приходит к выводу, что причина преследований в том, что он особенный, а другие завидуют ему. Предполагается, что это «рациональное» объяснение должно облегчить страдания, возникающие в результате социальной изоляции. Доказывается, что вытекающее из этого параноидное представление о других упрочивает изоляцию человека, что обусловлено двумя причинами. Во-первых, ожидание человеком отвержения приводит к тому, что социальные взаимодействия вызывают значительную тревогу. Во-вторых, принятие другими будет угрожать этой системе объяснений.

Лечение и терапия

Психоаналитическая

Психоаналитическая терапия параноидных личностей является довольно трудоёмким занятием, требующим от терапевта высоких профессиональных качеств и, прежде всего, способности переносить направленные на себя негативные эмоции. Параноидный клиент склонен проецировать на терапевта свои негативные (по мнению самого клиента) качества, подозревать терапевта во всех смертных грехах и активно искать доказательства своих фантазий, в том числе провоцируя терапевта на негативное к себе отношение (так называемая «проективная идентификация»).

Другая тенденция, с которой терапевт может сталкиваться — это временная идеализация. Обычно параноидный клиент, отрицая те свои качества, которые кажутся ему негативными, воспринимает себя как жертву внешней агрессии, а в окружающих (в том числе в терапевте) видит агрессивных носителей множества пороков. Однако на начальных стадиях терапии он может идентифицироваться с терапевтом и идеализировать его наравне с собой. Тем больнее будет терапевту сталкиваться с неизбежной волной негатива, когда период идеализации закончится.

Успешная психоаналитическая терапия подразумевает осознание клиентом того, что качества и желания, которые ему не нравятся в окружающих, являются его собственными качествами и желаниями. Одним из основных средств достижения этого осознания является анализ переноса, в ходе которого клиент может видеть, что его фантазии о терапевте не имеют под собой объективных оснований. Для этого терапевту нужно на самом деле не давать таких оснований — успешно выдерживать провокации клиента и хорошо справляться со своими чувствами, особенно негативными.

Опора параноидных клиентов на отрицание сильно сказывается на скорости терапии. Данный защитный механизм работает путём категорического отказа признавать нечто (а не путём забывания, как при вытеснении). Прямые интерпретации переноса натыкаются на ещё большее отрицание. Требуется значительное время и поддержка наблюдающей позиции клиента, чтобы он начал принимать саму возможность того, что то, что он видит в окружающих, может происходить из него самого.

Несмотря на все эти трудности, Ненси Мак-Вильямс, в своей книге, отмечает, что процесс терапии оказывается чрезвычайно значимым для таких клиентов, которые, несмотря на то, что высказывают огромное количество упрёков и претензий своим терапевтам, упорно продолжают посещать сеансы. Мак-Вильямс высказывает предположение, что для человека с параноидным типом личности, видящим весь мир в мрачных, тревожных тонах, сеансы психотерапии, на которых кто-то выслушивает его негатив, не отвечая ответными атаками, являются редкой и очень ценной отдушиной.

Литература

  • Кернберг, Отто. Агрессия при расстройствах личности и перверсиях= Agression in Personality Disorders And Perversions. — Москва: Класс, 2001. — 368 с. — (Библиотека психологии и психотерапии). — ISBN 5-86375-103-7.
  • Мак-Вильямс, Нэнси. Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе = Psychoanalytic diagnosis: Understanding personality structure in the clinical process. — М.: Класс,1998. — 480 с. — ISBN 5-86375-098-7.